THERE’S NO SPACE IN JOURNALISM FOR A WRITER — WEEK 2

Вторая неделя кончилась. Мало чего изменилось, хочу сказать. Я всё ещё каждый день хочу есть, каждый день страдаю оттого, что еда заканчивается слишком быстро, спина болит, хочу домой к маме. Ещё лето! Лето! А я сижу в проветриваем помещении с мышами. И я до сих пор думаю, зачем я здесь. Такие дела.

Корреспондент, который отлучался в запой, благополучно оттуда вернулся. Я его даже не узнала сначала. Честно говоря, до сих пор не совсем уверена, что это он, но вроде я не ошибаюсь. Газета с моей статьёй вышла, завтра выйдет ещё одна (пишу 13-го июня; обалдеть, уже 13-ое июня!), уже вторая. А через неделю третья. Мама мной очень гордится и не может поверить, что я знаю другие слова, кроме «Че», «Хочу есть» и «Дай денег на кино», а мне, в общем-то, как-то всё равно. Ну, есть моя фамилия в газете, пусть дальше будет. Наверное, это из-за того, что их уже никто не читает. Вы читаете? Газету со своей статьёй я пролистала только до 3-ьей страницы, понятно почему, и больше я их не открывала (повторюсь, статья о прыщах, которую мне когда-то принесла бабушка, была аккуратно вырезана).

Вот, что ещё произошло за неделю:

5 июня.

Я сегодня первый раз проспала, очень ожидаемо. Когда-нибудь это должно было случиться. За 20 минут я успела помыться, собраться, пойти на кухню, отрезать кусок колбасы, потом положить его обратно (прости, мама, что этот кусок был первым, что ты увидела с утра), взять банан и улететь. К 10-ти я всё равно успела, а вот колокола в церкви пропустила. Жаль.

Кстати говоря, лучше бы я опоздала, потому что мой начальник всё равно пришёл почти через два часа после начала рабочего дня, а без него я ничего делать не могу. Так что я читала «Почтамп» Чарьза Буковски, и удивлялась тому, что такое печатают в книгах. Такое грязное, но правдивое.

Мою статью про ЕГЭ наконец-о проверили, а 7-го июня выйдет номер с моей статьёй про День Победы. Я официально писатель. Крутизна. Сегодня я сидела весь день, скучая настолько, что уже была готова снова пойти разбирать архив, а это уже серьёзно. Попа болела от долгого сидения на стуле, и я уже думала свалить за 40 минут до конца дня, но потом подумала, что это как-то непривычно по отношению к другим работникам. Я так до сих пор и не знаю, чем они занимаются в течение 8-ми часов, что не могут оторваться от компьютера всё это время.

6 июня.

Ещё один тяжёлый подъём в 8 утра. Может, выглядит это не так тяжело, но усилий я каждое утро затрачиваю — неимоверное количество. В любом случае, лучше тратить пять дней в неделю, делая то, что любишь, а не сидеть шесть дней, пытаясь не выйти в окно прямо на уроке. Здесь я хотя бы понимаю, зачем встаю по утрам. Я бы лучше не вставала, конечно, но зато за компьютером не видно, чем я занимаюсь, и я с удовольствием этим пользуюсь, засыпая. лёжа на руке. Раньше было сложно из-за людей в коридоре: на сне невозможно сосредоточиться, и я всегда вздрагивала. Сейчас стало легче. Полезный навык — уметь засыпать в любом месте, в любой непонятной ситуации.

Интересный факт: на протяжении моих рабочих дней мою рюкзак становится всё тяжелее. Каждый день я беру всё больше еды, а сегодня ещё и положила две книги, потому что одна заканчивается, и тогда мне будет нечем заняться, если редактор опять уедет, как он обычно любит делать, и про меня никто не вспоминает. Последние дни я читаю и ем оладья. которые размером с 5-рублёвую монету. Сегодня я съела шесть. Хотя наверное больше.

Вечером в мой кабинет пришли какие-то две дамы, заняв оставшиеся рабочие места. Одна из них спокойно ела свой корж и пила молоко. Она мне понравилась. Другая — ух. Она пахла старым диваном моей бабушки, пела песни, и рассказывала о своей подруге, которая лежит в больнице. Было очень интересно её слушать. Шучу, конечно.

7 июня.

Вышла газета с моей статьёй, а я об этом совсем забыла. Утром меня поздравил с дебютом редактор, а я даже и не поняла, о чём он. Сказала «Спасибо», я ушла. Потом увидела газету, и тут мою головушку осенило. Спасибо, да.

Пришла я только в 12 дня прямо из больницы. Не совсем прямо, сначала я купила замороженный йогурт, а потом уже пошла на работу. На улице было слишком солнечно, чтобы что-то делать, поэтому снова поела — вок с курицей с терияки. Редактор, кстати, снова уехал, так что я ела почти полтора часа, писала статью час, и ещё час подбирала новости для газеты. Пришёл директор и спросил о моих планах. Интересно. На самом деле он сказал, что сегодня домой мы пойдём в 4. Хороший день.

Вот о статье: название почему-то изменили, да и сама статья выглядит по-другому. Я её так и не прочитала. Не знаю, что это, но многие писатели не в могут читать свои работы.

А, и ещё: Сегодня день рождения Дэйва Наварро! (видимо, меня в честь этого пораньше отпустили). Счастья, здоровья, ещё 50-ти лет жизни.


8 июня.

День начался тяжело. Меня тошнило от таблеток, которые прописал врач. и я даже не представляю, как поднялась в редакцию на 3-ий этаж. Я почти легла на стол и начала есть купленные утром крекеры. На удивление, помогло, и мне стало легче. Голова всё равно болела, но я написала ещё одну статью. Сначала поспала на столе, потом начала писать. Вышло удачно, её утвердили в следующий выпуск. Домой я ушла, радостная тому, что день закончился. 

9 июня.

Утром я проснулась, чувствуя себя хреново, сходила в туалет, позвонила редактору, сказала, что сегодня не приду, и дальше легла спать.

Фух (вытерла пот со лба). 

Автор

i'm so high, it makes my brain whirl

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s