THERE’S NO SPACE IN JOURNALISM FOR A WRITER — WEEK 1

Пять дней назад я ныла о том, что мне негде работать и на мои анкеты никто не отвечает, а четыре дня назад я пришла на собеседование в редакцию одной газеты,  и мне сразу показали рабочее место и почти пустой офис. Ну, и рассказали, что один корреспондент ненадолго отлучился в запой, а другая уже вторую неделю копает огород на даче. Короче, я поняла.

В течение трёх дней работы, двух статей и девяти часов архива я вдруг задумалась: почему я вообще здесь. Нет, круто зарабатывать свои собственные деньги, круто говорить «я на работе», когда зовут гулять (хотя не очень), и ещё я обожаю писать. В общем, мне вроде должно нравится и всё такое, но в первый день я почти пустила слезу, во второй просидела пять часов на стуле, катаясь по кабинету и больше ничего не делая, а в третий бегала по этому же офису, раскидывая по полу газеты, затем собирая их в одну кучу — каждую к своему разделу. А еще эти газеты надо было прочитать «от и до». И ещё я хотела есть.

Кроме того, в моменты полнейшего разочарования в жизни (либо редактор уезжал, не проверив мою статью, либо я хотела есть, либо у меня болела спина) я вела дневник. Как в детстве! Только во 2-ом классе, когда я только начала этим заниматься и писала о мальчиках и кого из класса я терпеть не могу сильнее всего, его нашли мои одноклассники и прочитали точно так же, как я читала газеты из архива: сначала вчитываясь в каждое слово, а потом уже всё ясно. Было грустно я наверное даже поплакала немного, но меня это не остановило и я до сих пор вечерами описываю свой день. Вот вам, пожалуйста, выдержки:

31 мая.

Мой первый рабочий день закончился. Я могла бы сказать, что он пролетел незаметно, и это было бы почти правдой, но «почти» — не считается. В 10:30 мы начали беседу с редактором о том, каким моряком он был, а в 11 у меня уже был свой кабинет. Свой, чёрт возьми, кабинет! Я же как Кэрри Брэдшоу! Только в Vogue меня пока не звали, и книгу публиковать не предлагали. Ну ладно. Весь день я писала свою первую статью и хотела есть. Вторую часть дня я переписывала эту же статью, чтобы она полностью подходила под тот самый газетный формат, а не мой — литературный. Я переписывала предложения и полностью стирала слова, почти плача, и думая, как бы так сказать, что завтра я на работу не выйду. И послезавтра. Да и что-то мне вообще приходить сюда больше не хочется.  Тем не менее, эта статья, которую я уже не чувствую своей, будет напечатана в ближайшем выпуске газеты (Покупайте «Вести»! Понятия не имею, когда они выходят). Короче, за первый день я поняла, что писателям в журналистике места нет.

1 июня.

День второй. Я уже четыре часа сижу на своём сломанном стуле, почти не двигаясь, спина болит, хочется домой. Сегодня я пришла раньше всех, послушала колокола в церкви, написала статью о ЕГЭ, вспомнила, что мне надо сдавать его через год, пришла женщина с багетом, предложила мне, а я отказалась(совершив ошибку), потом думала, что сломала принтер, но на самом деле не просто не включила его(Well, Duh!). Потом я поела маминых котлет с рисом из розового термоса для супов, я раз пять сходила в туалет, чтобы просто постоять над раковиной, потому что было скучно. Ещё я вспомнила, что работаю в газете, и взяла последний выпуск, а там кроссворд! Только с ответами! Зачем писать ответы прямо под вопросами? Ещё я узнала, что в этой газете пишут в основном про политику и общество, то есть именно о том, чего я не произношу в слух. В общем, я решила кроссворд, а ответы в писала в пустые клетки. Очень увлекательно.

Запасы воды и еды давно кончились, а я мечтаю о WOK с яичной лапшой и курицей терияки. И полежать. Но тут вдруг оказалось, что редактор уехал еще во время обеда, моя статья у него, я не знаю, приедет ли он и можно ли мне бежать домой, а остался час до конца. И тлен. Помогите мне.

P. S. Я всегда с собой ношу маленькую шоколадку из самолёта и сто рублей — на всякий случай. Так вот, вчера я съела шоколад, когда было нечего есть, а сегодня потратила 100 рублей на багет. У меня всё.

2 июня.

Сегодня же июнь! И пятница! Слава Богу, что пятница. Вчера я весь день сидела на стуле, а сегодня весь день летаю почти по всей редакции, раскладывая газеты по разным папкам. И я, читая все эти газеты, начиная с 2011 года, кажется знаю теперь о всех событиях Камчатки за последние 6 лет, всех мошенников города, и что один из депутатов — гей. А ещё вы слышали, что в прошлом году медведи раскопали свежую могилу, вытащили оттуда труп, и.. ну, дальше понятно.

Короче, я осталась одна до вечера, ведь тут оказалось, что нужно ещё и делать опись к папкам. Пока все уходили, я изучила карту, и узнала, что на севере края есть мыс Говена. y tho

Я вот подумала, что до этого газеты-то даже не читала. Почти никогда, кроме того раза, как бабушка принесла мне одну, со статьёй о прыщах. Ничего, кажется, я не потеряла.

До следующей недели.  

 

 

 

 

 

Автор

i'm so high, it makes my brain whirl

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s